Владивосток — особенный город. Его появление в 19 веке на берегу Тихого океана, как приморский воздух солью, пропитано авантюризмом. Он был основан на четыре месяца раньше, чем берег в бухте Хашинвэй стал российским. 2 июля 1860 года команда прапорщика Комарова поставила здесь пост, и только 2 ноября граф Николай Игнатьев подписал Пекинский договор, по которому Российская империя стала полновластной хозяйкой этих земель. Сама история подписания этого договора — сюжет для авантюрного романа. Нет у нас улицы имени графа Игнатьева. Зато были улицы Пекинская, улица Китайская, Суйфунская… Светланская, Алеутская, Катерная, адмирала Завойко, Корнилова, Арсеньева, Дежнева. Много ли есть городов, где названия улиц так тесно связаны с кораблями, флотоводцами и первопроходцами? Это следы истории освоения русскими людьми Азиатско-Тихоокеанского региона.

Сегодня Владивосток – это портовый и военный город с более чем 700-тысячным населением. Он является крупнейшей грузоперевалочной базой страны. Отсюда берет начало самая протяженная в мире железнодорожная магистраль – свыше 9 тыс. км. Здесь создан один из мощнейших портов Азиатско-Тихоокеанского региона – Владивостокский морской торговый порт. Владивосток – центр науки и образования на Дальнем Востоке: здесь расположено Дальневосточное отделение Российской Академии наук и его 16 научно-исследовательских институтов, свыше 50 учебных заведений. И все это достигнуто за столь короткий исторический срок.

История нашего по-своему уникального города тесно связана с развитием Российского государства. Чтобы глубже понять значение Владивостока на берегах Тихого океана, следует обратиться к его прошлому, истории создания и развития. Предыстория основания Владивостока связана с вопросом о присоединении к России Приамурского края. Пока Европа искала новые материки, устремляя взоры на юг, внимание России было направлено на восток, за Урал – в Сибирь, так называлась территория от Урала до океана. Значение Амура было выяснено еще в XVII в., тогда и началось активное освоение этого района. Чуть более полувека (от похода Ермака) понадобилось России, чтобы пересечь Сибирь и выйти к Великому океану. Эта заслуга принадлежит томскому казаку Ивану Москвитину и его сподвижникам. Произошло это в 1639 г. Вслед за ним в1644 г. экспедиция Василия Пояркова достигла Амура, через 4 года Семен Дежнев и Федот Попов прошли проливом, разделяющим Азию и Америку. А в 1651 г. Ерофей Хабаров поставил на Амуре первое русское поселение – Албазинский острог. В 1653 г. Онуфрий Степанов уже был на Уссури. Однако русские не успели еще достаточно прочно обосноваться в этом регионе, как по Нерчинскому договору 1689 г. вынуждены были оставить берега Амура. С этого времени все усилия землепроходцев направлены на расширение освоения Камчатского и Охотского побережий. Россия быстро преодолела Тихий океан и достигла Аляски, где была основана русская колония. Но выход к Тихому океану мало что дал России: не было удобных гаваней, дорог к ним, а значит, не было связи с миром. Выход оказался тупиком.

Развитие торговли на востоке, необходимость снабжения Камчатки и Охотска, обороны Восточной Сибири от посягательств со стороны иностранных государств в XVIII в. вынуждали русское правительство обращать свои взоры на Амур. В 1765 г. правительство специально направляет в Китай курьера Братищева с целью “исходатайствовать позволения о свободном проходе российских судов по реке Амуру с хлебом и другими припасами для гарнизонов в крепости и острогов по северо-восточным берегам”. Но в то время Россия не располагала еще необходимыми средствами для решения этого вопроса и оставила его открытым до первой половины XIX в.

В первой половине XIX в. экономическое развитие России способствовало расширению внешней торговли, в том числе с Китаем и Японией. Определенную выгоду приносила и Российско-Американская компания. Для расширения коммерческих операций со странами Востока русские настойчиво искали удобные порты и гавани. Кругосветные путешествия моряков под командованием И.Ф. Крузенштерна и Ю.Ф. Лисянского в 1803 г., О.E. Коцебу, Ф.П. Литке в 1815 г., В.М. Головнина в 1817 г. и др. имели цель проложить морские пути русским судам на восток, изыскать для них наиболее удобные гавани и бухты.

Перспективы развития Восточной Сибири, расширение торговли с азиатскими странами, борьба иностранных держав за захват мировых рынков, в том числе в Юго-Восточной Азии, настойчиво требовали от русского правительства защищать Восточную Сибирь от нападений европейских стран, поэтому высшие правительственные круги не возвращались к амурскому вопросу с целью пересмотра русских границ. Заключив в XIX в. Айгунский (1858 г.) и Пекинский (1860 г.) договоры с Китаем, Россия мирным путем разрешила двухвековой спор по амурскому вопросу и подготовила одну из предпосылок для основания Владивостока.

Россия во все времена стремилась на север. Теперь, чтобы удержать свои северные владения, она должна была повернуть на юг. Первым делом нужно было найти незамерзающий выход в Тихий океан и построить порт, который позволил бы государству фактически владеть своими восточными территориями.

В конце 1859 г. было принято решение открыть военный пост в пустынной бухте, впоследствии названной Золотым Рогом. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев предписал командиру Сибирской эскадры русских судов П.В. Казакевичу занять и укрепить два пункта для небольших команд в гаванях Новгородской (залив Посьет) и Владивосток, “крейсировать в залив Петра Великого, описать все берега его от границ с Кореей до бухты Ольги к северу со всевозможной точностью и подробностью”. Именно в этом распоряжении впервые встречается название “Владивосток”. В него вложено большое содержание – “Владей Востоком”. В то время Россия могла сохранить русский Дальний Восток при условии создания крупного военного и торгового флота, который мог базироваться в одной из южных гаваней, а также наличия боеспособной армии. Необходимо было быстро заселить новые территории и развить земледельческое хозяйство в Приамурье и Приморье. В противном случае на них могли претендовать Китай и Япония.

2 июля (20 июня по ст.ст.) 1860 г. военный транспорт “Манджур” под командованием капитан-лейтенанта А.К. Шефнера доставил в бухту Золотой Рог из Николаевска-на-Амуре 28 солдат 3-й роты 4-го линейного Восточно-Сибирского батальона, двух унтер-офицеров и одного обер-офицера – прапорщика Н.В. Комарова. “Манджур” привез необходимый запас продовольствия, оружие, боеприпасы и одежду. На месте высадки с транспорта в 1985 г., к 125-летию Владивостока, был открыт памятный знак – стела.

Солдатские палатки были разбиты на возвышенной части северного берега бухты Золотой Рог, там, где теперь пересекаются улицы Береговая, Уборевича и сад краевой больницы физических методов лечения. Посетивший в 1860 г. Владивостокский пост этнограф С.В. Максимов описал увиденное такими словами: “Порт можно считать лучшим изо всех. Он многим напоминает Ольгу (бухту), но только меньше ее, уютнее, теплее и веселее. Впрочем, те же дубы кругом, те же картинные горы. В низменностях речки журчат, в берегах много ключей бьет. На днях поставленный пост наш своими белыми палатками хорошо глядит в группе еще не вырубленных и еще только расчищенных деревьев”.

До русских тут никто не жил. Эти берега не привлекли ни племена мохэ, основавших великое царство Бохай, ни пришедшим им на смену чжурчженей. Не нужны они оказались и монгольским ханам. Ютились лишь по берегам несколько бедных китайских фанз, да наведывались изредка ловцы трепанга. Именно они некогда прозвали бухту – залив Золотого трепанга . В 40-х годах XIX в. в тихоокеанских водах неоднократно появлялись суда Англии и Франции. На английских картах даже появился порт Мэй (так они назвали будущую бухту Золотой Рог) и залив Виктория (впоследствии залив Петра Великого). Однако занятые покорением стран Юго-Восточной Азии европейские державы не предприняли шагов к захвату бухт на юге Приморья.

В помощь прапорщику Комарову для охраны поста 5 августа 1860 г. во Владивосток пришел корвет “Гридень” под командованием лейтенанта Г.Х. Эгершельда. Его экипаж начал заготовку леса на строительство жилья. Для личного состава поста были построены казарма, офицерский флигель, кухня и сарай для провизии. Для экипажа корвета – казарма, мастерская, кузница, заканчивались работы по офицерскому флигелю. Мастерская и кузница были возведены для ремонта судна и использовались в качестве бани. Впоследствии срубленные моряками казармы “гриденьские” – стали одной из достопримечательностей порта. Штурман корвета П.Ф. Чуркин и лейтенант Де Ливрон произвели промеры и опись бухты. Были даны названия отдельным пунктам и участкам полуострова, их нанесли на карту. Полуостров, омываемый Амурским и Уссурийским заливами, был назван именем генерал-губернатора Н.Н. Муравьева-Амурского. Красивейшую бухту назвали Золотым Рогом, а пролив – Босфором Восточным за некоторую схожесть с гаванью турецкой столицы – Стамбула. Двум входным мысам в бухту были даны имена Эгершельда и Чуркина. Хотя в народе название “Эгершельд” закрепилось за полуостровом, который в действительности носит название полуострова Шкота.

Последним в первый год жизни поста в бухту Золотой Рoг 6 ноября пришел и остался зимовать транспорт “Японец”, командиром которого был лейтенант Н.Я. Шкот. Он доставил различные материалы, несколько солдат и первых двух женщин-поселянок. Таким образом, в свою первую зиму 1860-1861 гг. Владивосток с учетом экипажа “Манджур” насчитывал свыше 200 жителей.

Так возник военный пост Владивосток, основателями которого считаются Н.Н. Муравьев-Амурский, П.В. Казакевич, А.К. Шефнер и Н.В. Комаров с 28 солдатами и двумя унтер-офицерами. Почти одновременно с Владивостокским военным постом были созданы посты в других пунктах Приморья, в том числе в бухтах Ольге, Новгородской, Турий Рог, Камень-Рыболов, Троицкой и ряде других. Основание Владивостока означало, что дальнейшая русская колонизация будет направлена в Приамурье и Приморье, т.е. в южные области Дальнего Востока.

Основали Владивосток одни, а осваивали другие. Через год после основания поста его начальником стал списанный по болезни с клипера “Разбойник” лейтенант Е. Бурачёк. За два года он превратил пост в небольшой, но уже действующий порт. По его представлению Владивосток был сделан центром Приморской области. Но, пробыв здесь первый год, Бурачёк пришел к выводу, что Владивосток нельзя делать военным портом. Действительно, залив Посьета имел больше преимуществ в этом отношении. Дело в том, что Владивосток, находящийся на самой оконечности полуострова Муравьев-Амурский, мог быть легко отрезан неприятелем, расположившимся в вершинах Амурского и Уссурийского заливов. В письме к сыну Е.С. Бурачёк писал: “Сколько миллионов денег непроизводительно похоронено в нем! (Владивостоке). Ты хочешь ехать туда? Зачем? На чем плавать?…Что у нас на Востоке? Судов нет, ничего нет…Нет тебе моего благословения на переход туда. Заберешься туда и не выберешься…Не спорю, будь в Тихом океане у нас хорошие суда, был бы другой разговор…”.

В 1864 г. во Владивостоке учреждается должность начальника южных гаваней, на которую был назначен капитан второго ранга Н.Я. Шкот. В 1871 г. российское правительство принимает решение о переносе главного русского порта на востоке из Николаевска-на-Амуре во Владивосток. Важным было, что Владивосток создавался одновременно как военный и торговый порт. И первые 60 лет он был и купцом, и защитником рубежей России.

В октябре 1861 г. во Владивостоке появились первые купцы. На транспорте “Манджур” из Николаевска-на-Амуре прибыл купец 3-й гильдии Я.Л. Семенов –первый гражданский житель. Тогда же появилось и первое коммерческое судно “Св. Феодосий”, принадлежавшее Амурской торговой компании, на нем прибыл агент фирмы Бочкарев. Они привезли с собой товары и вскоре приступили к торговле. При этом Семенов был первым, кто получил большой участок земли. Он жил во Владивостоке 52 года, стал первым общественным старостой города, а впоследствии – Почетным гражданином Владивостока. В 60-е годы в город устремились иностранные купцы. Здесь начинают свою деятельность американцы Купер и Де Фриз, швед Линдгольм, немцы Кунст и Альберс и ряд других предпринимателей. Они получали лучшие земельные участки, строили магазины, склады, жилые дома, пользуясь особым покровительством военной администрации.

1863 г. стал знаменательным в истории Владивостока. 29 сентября в метрической книге постовой церкви появилась первая запись о рождении у поселянки Евдокии Матвеевны Горелко дочери, которую назвали Надеждой. Она стала первым коренным жителем будущего города Владивостока.

В 1864 г. из Николаевска-на-Амуре на транспорте “Гиляк” сюда прибыла первая партия переселенцев – 178 человек. Царское правительство поощряло заселение Приамурья и Приморья. Дальневосточные земли объявлялись открытыми для заселения “крестьянами, не имеющими земли, и предприимчивыми людьми всех сословий, желающими переселиться за свой счет”. Переселенцы получали ряд льгот. Переселившиеся за свой счет освобождались от рекрутской повинности в течение 10 наборов, навсегда освобождались от подушной подати, а поземельный налог начинали платить лишь по истечении 20-летнего срока со дня издания указа (27 апреля 1861 г.).

Такая политика способствовала увеличению населения города. В 1878 г . первая перепись населения зарегистрировала 4163 жителя, в отчете Думы за 1879 г. указывалось, что всех жителей во Владивостоке насчитывается 8837 человек, из которых около 4000 восточного происхождения – маньчжуры, китайцы и корейцы. Европейское, в основном русское, население состояло из военнослужащих (3184 чел.) и членов их семей, купцов и мещан, а также рабочих, моряков коммерческих судов и поселенцев.

Перевод порта во Владивосток ускорил его развитие. В эти годы началась усиленная застройка города, и к концу 70-х годов Владивостокский пост становится довольно большим населенным пунктом Уссурийского края. К этому времени около 450 земельных участков было роздано частным лицам под застройку. За 20 лет существования поста возведено 500 частных домов и торгово-промышленных зданий, ряд казенных помещений. Территория от Мальцевского оврага до улицы Луговой была отдана под застройку отставным чинам Сибирской флотилии – матросам, офицерам и медицинскому персоналу госпиталя. Отсюда и появились названия слободок – Матросская, Офицерская, Госпитальная.Район нынешней Первой Речки заселялся ссыльнопоселенцами, поэтому и слободка называласьКаторжной. Надо сказать, что во многих названиях Владивостока отражены реальные события. Скалистая сопка в центре города стала называться Тигровой после того, как на часового, стоявшего здесь на посту, напал тигр. Голубиная падь обязана своим названием голубиной почтовой станции, через которую осуществлялась связь между населенными пунктами и судами с помощью пернатых курьеров.

Центр города застраивался административными, торговыми и жилыми строениями русских и иностранных собственников, а также домами разночинцев, мещан и чиновников. Центр и слободки являли собой резкий контраст.

К 1875 г. Владивосток уже широко раскинулся по западному и северному берегам бухты Золотой Рог. В нем было официально введено “городовое положение” – избрана городская Дума с городским головой М. Федоровым. Но из проживавших тогда 1070 жителей избирательными правами пользовались лишь 165 человек, имевших необходимый имущественный или образовательный ценз (купцы, чиновники, домовладельцы). Владивостоку был присвоен городской герб с изображением уссурийского тигра на фоне крепостной башни и морских якорей.

С конца 70-х годов оживляется торговля и промышленное производство. Растет число грузов, завозимых коммерческими судами. В 1880 г., когда стало известно, что главным портом на Тихом океане останется Владивосток, купец Альберс совместно с Кунстом основал торговую фирму, построил трехэтажное здание под самый большой в городе магазин (ныне ГУМ). Другой крупнейший магазин города принадлежал торговому дому И.Я. Чурина и компании (ныне филиал ГУМа).

В конце 70-х годов во Владивостоке работали механические мастерские по ремонту судов, 5 кирпичных и 3 кожевенных завода, большая паровая мукомольня Линдгольма и пивоваренный завод. Крупным предприятием того времени являлись механические судоремонтные мастерские. В них выполнялись разнообразные кузнечные, слесарные, токарные и плотничьи заказы судовых команд, производился ремонт корабельных корпусов, изготовлялись паруса, судовые снасти и пр. На базе мастерских в 1885 г. основывается судоремонтный завод (ныне Дальзавод).

Крайняя отдаленность Владивостока от европейской России, необходимость быстрого ремонта военных и коммерческих судов, большой размах строительства, трудности доставки предметов первой необходимости – все это требовало быстрого развития обрабатывающей промышленности и формирования рабочего класса. Большинство рабочих прибывало из различных западных городов России по направлению Морского ведомства, оставались здесь работать матросы Сибирской военной флотилии, отставные нижние чины – мастеровые. Приходили в порт и сельские бедняки. На строительстве использовался труд русских, китайских и корейских рабочих.

Прошло два десятилетия после основания поста, и руководство территориями постепенно переходило от военных к людям сугубо гражданским. Военные были временными жителями. Отслужив положенное время, они возвращались на родину. Когда 10 мая (28 апреля по ст.ст.) 1880 г. Владивосток был официально утвержден городом, настало время постоянных жителей.

Люди шли сюда со всего света. Морской порт принимал чуть ли не все нации мира. Вместе с коренными русичами и малороссами жили немцы, поляки, лифляндцы, скандинавы, англичане, американцы, французы, итальянцы, евреи, греки, японцы, корейцы и, конечно, китайцы. Никого в те времена не удивляло, что на улицах города звучала разноязыкая речь. Во Владивостоке было не менее десятка церквей: православные, католический костел, лютеранская кирха, буддийский храм, еврейская синагога, китайские молельни. Каждый верил, во что хотел. До первой мировой войны здесь было 10 иностранных консульств.

Но край этот был русским и заселяться должен был россиянами. Однако этому мешали огромные расстояния. Два-три года затрачивал крестьянин, чтобы добраться из западных областей до желанной земли, часто оседая где-нибудь в середине пути. Положение изменилось лишь с организацией Добровольного флота, созданного на пожертвования широких народных масс. В 1880 г. рейсом парохода “Москва” (капитан судна Чириков), было положено начало постоянному сообщению между Одессой и Владивостоком. Тысячи семей переселенцев получили возможность за полтора – два месяца пересечь два океана и десяток-другой морей, в том же году выбрать место, отсеяться и отстроиться. 1 июля 1882 г. правительство издало указ “О казеннокоштном переселении в Южно-Уссурийский край”, согласно которому из европейской России ежегодно за счет казны на Дальний Восток должны были переселяться морем 250 крестьянских семей. Часть прибывших переселенцев оставалась в городе, пополняя его население. Одновременно суда Добровольного флота начали рейсы между Владивостоком и пунктами дальневосточного побережья. Благодаря всему этому наш город стал быстро расти иразвиваться как основная база русского торгового флота на Тихом океане. Так, если в 1881 г. Владивостокский порт посетило 25 коммерческих судов, то в 1888 г. 88 судов доставили сюда около 8 тыс. тонн товаров почти на 6 млн. руб. А через 10 лет грузооборот порта составил около 350 тыс. тонн.

Однако развитие города происходило не просто. Посетивший в 1890 г. Владивосток А.П. Чехов описал свое впечатление о нем в письме к А.С. Суворину: “Был я во Владивостоке. О Приморской области и вообще о нашем восточном побережье с его флотами, задачами и тихоокеанскими мечтаниями скажу только одно: вопиющая бедность! Бедность, невежество и невежество, могущее довести до отчаяния. Один честный человек на 99 воров, оскверняющих русское имя…”.

Резкое усиление деятельности Владивостокского порта в 90-х годах произошло в связи со строительством Уссурийской ветки Транссибирской железнодорожной магистрали и Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Через эти транспортные артерии город получил прямое сообщение с Приамурьем, Сибирью и европейской частью России. Центр России должен был иметь связь с Владивостоком, в конце XIX в. это стало основной проблемой. Образно говоря, метрополия должна была иметь связь с новыми владениями империи, в. противном случае захват со стороны Китая или Японии был лишь вопросом времени. В 1891 г, император Александр III принял историческое решение о строительстве Великого Сибирского рельсового пути. Первую тачку грунта в насыпь железной дороги высыпал посетивший в то время Владивосток Цесаревич Николай (будущий император Николай Второй). Он же заложил и первое здание вокзала, построенное в 1894 г. Строительство Уссурийской железной дороги было закончено в 1897 г., а КВЖД – в 1903 г.

28 апреля 1898 г. Комитет Сибирской железной дороги принял решение об организации Управления Владивостокским коммерческим портом, утвержденное императором 13 мая 1898 г. С этого времени началось интенсивное строительство портовых сооружений – набережных, складов, подъездных путей и административных зданий. За период с 1896 по 1899 г. были построены каменная набережная из бутовых массивов, железнодорожная ветка от вокзала до Эгершельда, к причалам КВЖД, склады, сухой док Добровольного флота.

Различные портовые сооружения принадлежали торговому порту, Обществу КВЖД, Управлению Уссурийской железной дороги, частным судовладельцам и городской Думе. Владивостокский коммерческий порт был подчинен министру путей сообщения; занятые портом земли Комитет министров утвердил 7 июля 1898 г. как постоянный отвод коммерческому порту. С этого времени и до первой мировой войны почти не производились работы по сооружению причалов и складов.

Строительство коммерческого порта и Уссурийской железной дороги привело к созданию во Владивостоке целого ряда предприятий. К началу XX в. их было уже свыше 40, на них трудились 1,5 тыс. рабочих, выпускавших продукцию более чем на 1 млн. руб. Бурный экономический рост города способствовал увеличению численности жителей. Результаты первой Всероссийской переписи населения 1897 г.показали, что во Владивостоке проживало 28993 жителя. Через 10 лет население города утроилось.

Одновременно с усилением роли Владивостока как административно-политического центра области он имел значение и как крепость (с 1889 г.), и как военно-морская база. Судьба благоволила к городу – никогда неприятель не осаждал его. Но русско-японская война 1904-1905 гг. хоть и не напрямую, но все же коснулась его, поскольку Порт-Артур был блокирован и на Тихом океане у России оставался лишь небольшой отряд, базировавшийся во Владивостоке. Он состоял всего из 4 крейсеров. Но этот отряд в течение всей войны наводил страх на коммуникациях Японского моря, уничтожил не менее 10 судов противника, а четыре судна были доставлены во Владивосток в качестве трофеев. Погиб же в бою только один крейсер “Рюрик”.

Хотя война была Россией проиграна, от поражения Владивосток только выиграл. С потерей Порт-Артура он снова стал главной базой российского флота на Тихом океане. Город начал интенсивно укрепляться. К 1915 г. было закончено сооружение Владивостокской крепости , которая признавалась лучшей приморской крепостью мира. Она состояла из 16 фортов, 18 опорных пунктов, 23 укреплений и 71 батареи, имела на вооружении более 1400 орудий. Ее обслуживал 90-тысячный гарнизон.

На рубеже XIX – ХХ вв. во Владивостоке происходит быстрое экономическое усиление торгово-промышленных фирм, растет класс домовладельцев, судовладельцев, финансистов и других представителей капиталистического общества. Капитал торговой фирмы “Чурин и Ко” составлял 30 млн. руб., а количество занятых в магазинах рабочих и служащих достигало 5000 человек. Вторая крупнейшая торговая фирма “Кунст и Альберс” имела капитал в 15 млн. руб. и состав рабочих и служащих 752 человека. Магазины, земельные участки, денежные вклады этих крупнейших фирм находились в различных пунктах Дальнего Востока. Помимо этого в городе имелись многочисленные лавки и мастерские. Было множество заведений, владельцами которых являлись английские, американские, бельгийские, турецкие и китайские промышленники.

Во Владивостоке существовал Русско-Азиатский банк, Русско-Китайский банк, филиалы японских банков “Спеши-банк”, “Чосен-банк”.

Одним из сложнейших экономических вопросов в городе был вопрос о пользовании городскими земельными участками. Особая комиссия под председательством генерал-лейтенанта Беневского в 1899-1900 гг. впервые произвела частичное размежевание городских земель, однако через несколько лет борьба предпринимателей за участки снова усиливается. Причиной этого было быстрое развитие промышленности, торговли, городского хозяйства. Постепенно крупнейшие торгово-промышленые фирмы Ю. Бринера, Л. Скидельского, И. Чурина, Касьянова, Кларксона, И. Циммермана, А. Свидерского, Кунста и Альберса, Лангелитье, Купера и др. получили в долгосрочную аренду или купили лучшие городские участки и построили на них свои дома, магазины, предприятия, банки, дачи. Красота и надежность архитектуры этих зданий свидетельствует, что Россия пустила в каменистые берега Тихого океана прочные корни. Трудами известнейших архитекторов, купцов, промышленников, их стараниями Владивосток обрел свой облик, в чем- то неповторимый. Неудивительно, что в конце XIX в. наш город именовали не иначе, как фееричной “третьей столицей России”.

Расширение территории города ставило вопрос о создании общественного транспорта. В 1901 г. городская Дума впервые рассмотрела предложения фирмы “Кромптон и Швабе” о постройке трамвайной линии и линий электрического освещения. Проектом было предусмотрено проведение трамвайных путей по улицам Алеутской и Светланской, но он не был реализован, так как вместо необходимых 646135 руб. удалось собрать только 150 тыс. Подводя итог десятилетию проведенных мероприятий по строительству трамвая и линий электрического освещения, газета “Далекая окраина” с горечью писала в январе 1911 г.: “…Владивосток существует 50 лет, но до сих пор нет водопровода, мостовых, электрического освещения. Трамвайный вопрос находится также пока в стадии предположения”. Только 9 октября 1912 г. “Всеобщая компания электричества” сдала трамвай в эксплуатацию как концессионное предприятие. Первый маршрут соединил Луговую и железнодорожный вокзал. Его протяженность 7 км. Трамвайные вагончики были небольшие, деревянные, бельгийской постройки, рассчитанные на перевозку 40 сидящих и стоящих пассажиров.

Население города особенно бедствовало из-за крайне плохого снабжения водой. “…Самый большой и острый вопрос – это вопрос водоснабжения, – указывалось в одном из справочников того времени. – Житель Владивостока сплошь и рядом пьет воду, об источниках которой лучше не вспоминать; снабжают жителей питьевой водой китайцы – водоносы, которым приходится брать воду всюду и везде, где только есть “мокрое” место. Зачастую вода отдает странным вкусом и не менее странным запахом, и бывает время, когда даже такой воды нельзя достать. Существующие городские колодцы по своей малочисленности не могут дать воды необходимого количества ведер, и к тому же некоторые из них сухие”.

Небольшой водопровод был проложен от Первой Речки до Таможенной набережной в коммерческом порту, где были поставлены три колонки. На Эгершельде водопровода вообще не было. Ощущался настолько большой недостаток воды, что в порту ее получали только те русские суда, которые отправлялись в бухты Дальнего Востока; нередко русские и иностранные корабли, совершавшие заграничное плавание, заправлялись водой в Японии, Корее или Китае.

Необходимость благоустройства города была так очевидна, что об этом постоянно писалось в газетах и отмечалось в выступлениях должностных лиц. Например, городской голова В.П. Маргаритов в беседе с корреспондентом газеты заявил в конце 1910 г.: “Перед новым составом городской Думы встали вопросы благоустройства города Владивостока: проведение водопровода из речки Седанка, устройство электрической станции, освещение, трамвай”. К тому же во Владивостоке в ту пору не было канализации. Однако В.П. Маргаритов вынужден был отметить, что нельзя осуществить больших планов, раз в городском сундуке ни копейки денег и вдобавок несколько сот рублей долгу.

Остро стоял вопрос об устройстве улиц и проезжих дорог.

По уровню развития культуры Дальний Восток, безусловно, уступал центральным районам России. Однако Владивосток занимал ведущее место в крае по развитию образования, науки, культуры в целом.

В 1876 г. сюда из Николаевска-на-Амуре была переведена мужская прогимназия, открылась начальная школа и школа для подготовки мастеровых судостроителей. Создаются женские гимназии, коммерческое училище. В 1890 г. для подготовки квалифицированных кадров открываются Мореходные классы. В 1899 г. основывается первое на Дальнем Востоке высшее учебное заведение – Восточный институт. Здесь готовили востоковедов – специалистов по Китаю, Японии, Корее, Монголии. С 17 апреля 1883 г. впервые в городе стала выходить еженедельная воскресная морская и общественно-литературная газета “Владивосток”. Она являлась полуофициальным органом штаба крепости и городского самоуправления, была частной по источникам финансирования и выходила тиражом не более 200-300 экземпляров. Газета “Владивосток” сыграла значительную роль в формировании общественного мнения, в активизации культурной жизни города. Ее первым редактором стал Н. Соллогуб. На страницах “Владивостока” можно было увидеть городскую хронику, правительственные распоряжения, коммерческие известия, корреспонденции из разных мест, особое место отводилось статьям по морскому делу. В бытность второго редактора газеты Н. Ремезова газета отличалась острыми публикациями, за которые на редактора регулярно подавали в суд. Достопримечательностью редакции станет большой сундук, доверху набитый судебными решениями. Благодаря Ремезову во Владивостоке открыли библиотеку, построили Народный дом.

Усилиями местной интеллигенции создавалась театрально-музыкальная культура города. Был открыт общедоступный театр-цирк И.К Боровикса, в 1885 г. сооружен специальный театральный зал, в 1908 г. Собранием приказчиков построен Пушкинский театр с одним из лучших по акустике залов города. После постройки Транссибирской магистрали и КВЖД на гастроли во Владивосток стали приезжать артисты из Иркутска, Москвы, Петербурга, Киева. Появилась возможность приобщаться, хотя и не часто, к лучшим образцам отечественного искусства.

В 1884 г. было основано Общество изучения Амурского края – первое научное учреждение Дальнего Востока. Первым его председателем стал известный своими краеведческими работами Ф.Ф. Буссе. Он же стал и организатором в 1890 г. первого на всем российском Востоке музея (ныне краевой музей им. В.К. Арсеньева).

В 90-е годы ХIХ в. в городе открываются библиотеки: при музее Общества изучения Амурского края, морская библиотека, городская читальня. Систематическую культурно-просветительскую работу с читателями проводила городская библиотека имени Н.В. Гоголя, которую посещали многие жители. Она получала по подписке из различных городов страны 10-12 названий газет и журналов, что по масштабам тех лет является показателем большой работы.

В 1907 г. известным купцом и подрядчиком, Почетным гражданином Владивостока М.И. Суворовым было построено двухэтажное здание, где разместились Общество народных чтений и различные кружки для рабочих. Общество народных чтений открыло Кабинет народных чтений, который впоследствии был преобразован в городскую публичную библиотеку.

26 октября 1897 г. были открыты первые памятники: адмиралу Г.И. Невельскому, сподвижнику Н.Н. Муравьева-Амурского, и экипажу шхуны “Крейсеров”. 8 мая 1908 г. с предварительным крестным ходом открывается памятник адмиралу В.С. Завойко. Утверждается, что именно он подал Муравьеву-Амурскому мысль основать главный порт русского тихоокеанского побережья в южных гаванях.

Hewlett-Packard

История Владивостока невозможна без людей, которые ее делали. Край наш и город населялся в основном крестьянами, но осваивался все же людьми грамотными и предприимчивыми. Они составили впоследствии цвет особой категории россиян- дальневосточников, создали российский Дальний Восток и Владивосток. Это уже упомянутые нами известные люди и многие другие, для которых освоение новой территории стало делом их жизни, – вольный шкипер Ф. Гек, выходец из Финляндии, и сельский хозяин М. Янковский из Польши; потомственный моряк капитан-лейтенант К.Н. Посьет и морской инженер и капитан американец Д. Де Фриз; профессор Восточного института Н.В. Кюнер и один из ведущих архитекторов Владивостока А.А. Гвоздзиовский; В.К. Арсеньев, открывший миру Уссурийский край, и его учитель Н.А. Пальчевский; Н.П. Матвеев (Николай Амурский) – самый популярный журналист в городе, директор мужской прогимназии; владивостокский городской голова В.П. Маргаритов. Всех не перечесть. У истоков Владивостока стояло много настоящих личностей.

Накануне первой мировой войны город стал наиболее крупным военно-административным и экономическим центром. Кроме штаба крепости и канцелярии военного губернатора здесь находилось Войсковое правление Уссурийского казачьего войска, Управление Уссурийского горного округа, Владивостокский окружной суд, Владивостокско-Камчатская епархия, Управление заведующего переселенческим делом Приморского района, таможня, правления торговых домов “Чурин и Компания”, Л. Скидельского, Ю. Бриннера, КВЖД и Уссурийской железной дороги. Именно во Владивостоке решались важнейшие политические, военные и коммерческие вопросы.

Информация собрана из открытых источников.